Оцепенели восковые руки,

Скользит по шелку погребальный крест.

Миссионер, принявший телом муки,

Душой летит в объятия небес.

Ты не растерзан ночью дикарями

В дремучих, непрохоженных лесах.

Тебя убили в православном храме

У всей Москвы гулящей на глазах.

Глядят в толпе испуганные лица,

В разводах масла деревянный пол.

Чтобы с тобою навсегда проститься,

Я в этот храм приземистый пришел.

Гудел священник голосом тяжелым,

Крестился мелко бледнолицый чтец.

И новый храм стоит немым укором

Для наших грубых, каменных сердец.

2009

About the author

Leave a Reply