Письмо из деревеньки,
Из Скобской глуши,
Из скучного, но милого мне края.
Пишу, а осень золотая, с любовью краски подбирая,
Рисует ото всей души.
У дома моего, со всех сторон, стоят чудесные картины.
Звучит в них песня о кустах калины.
В кострах Есенинской рябины
Старинный вальс — » Осенний сон.»
Как прежде, в вечеру, гуляний нет.
Забыла про гармонь околица пустая,
Да и гармонь теперь другая.
Транзисторы заполонили свет.
Язви их в душу !  Хоть души в них нет.
А если правду говорить, привыкли новое хулить.
Такую нам бы в юности игрушку шумели бы…..
На всю катушку.  И ныне модный тарарам
Увеселял бы наших дам.
Ну, хватит. В этом нет печали.
Как говориться — всё течёт.
Деревни горя повидали и мода им, что сват, что чёрт.
Осталось их не так уж много, ну скажем, из пяти одна.
Через деревни шла дорога, по той дороге шла война.
По той дороге уходили колхозный пахарь и кузнец,
По той дороге уходили, как правило, в один конец.
Да где ж России их набраться? Здоровых, умных, удалых.
Да что ж это такое, братцы. Неужто мы не стоим их?
Нет, други, смею вас заверить, вопрос для жиденьких душой.
В Россию можно только верить, а в россов верою двойной.
Без обобщений, для начала, я о себе сейчас скажу.
Меня Россия воспитала и я о ней,как сын сужу.
Всё то что есть, всё то что было, всё то что будет у меня.
Вся радость, горе, мысли, сила — принадлежит тебе — Земля.
Есть в этом что-то от печали, от злой усталости людской
Нет, други, жизненные дали люблю всем сердцем, всей душой.
И отчий край неповторимый, в котором первый день прожил,
И весь простор необозримый, люблю от Бреста до Курил.
В земле родной не тлен, а корни. Они сплелись, сроднили нас,
Их соками характер вскормлен, в них наша сила в грозный час.
С былинных лет земля родная ни сил, ни жизни не щадя
Свой кров и Веру защищая, российский воин нёс тебя.
Он нёс в поход щепотку с поля, ту малость Родины своей,
В которой пот отца и доля его сынов и дочерей.
На строгих рубежах Российских с землёю ладанки лежат,
Забылась скорбь и слёзы близких, но вечен с ладанкой солдат.
Вот почему земля родная, по русски преданно любя,
Отец мой роты поднимая погиб, чтобы спасти тебя.
На том стоит моя Россия, на многие века вперёд.
Порукой стяги боевые, порукой весь её народ.
Вернёмся в нашу деревеньку, для дела спустимся с высот,
Как говорится — помаленьку она родимая живёт.
Веками здесь трудились люди с крестьянским деловым умом,
А мы их учим и на блюде, как жить рецепты подаём.
Где из чего и как построить, кого и с кем объединять
Зачем советоваться, спорит, начальство есть — ему решать
От непосильных обещаний, больших затрат, пустых затей,
От бесполезных начинаний предостерёг бы дед Матвей.
Он от сохи, он корень здешний, умом и силой наделён,
Не свят конечно, малость грешный, таких Матвеев миллион.
С любым я лягу к пулемёту, осилю лютого врага,
Пойду на тяжкую работу,на пир, иль к чёрту на рога.
Люблю людей такого рода. Уж коль Матвей заговорит
Его слова — слова народа, он не в сучки он в корень зрит.
Пример Матвеевых суждений без крепких не печатных фраз,
Без надоевших  измышлений на рифму положу для вас.
Приятно если в тёплой хате поёт за печкою сверчёк,
Но горе коль деревней правит номенклатурный дурачок.
Наш нынешний дурак из умных, где надо разивает рот,
И хоть шаром в колхозных гумнах, к себе он с мудростью гребёт.
Пора сажать. Тихонько снимут. Руками молча разведя,
Как щуку снова в реку кинут, пусть дурь, но всё —  таки своя.
А наша горе — деревенька по русски не запомнит зла,
В лабазе пошумит маленько и скажет: » Нам то? Хоть козла.»

Глеб Глебович Свешников. 1986г.
Многое изменилось с тех пор, но суть прежняя.  Появились новые «козлы», власть
которых лежит в набитых деньгами карманах.

About the author

Leave a Reply